Не торопитесь уходить, или История, написанная жизнью

Не торопитесь уходить, или История, написанная жизнью

Когда я вернулся домой, Юля накрывала стол к ужину. Вот только есть мне совсем не хотелось. Я посмотрел на неё, взял за руку и предложил поговорить. Вероятно, она что-то почувствовала. Юля села напротив меня, ничего не ответила, просто начала ужинать. Хотя в её глазах затаилась боль и печаль. Отступать мне было некуда, раз уж решился объявить о своём желании развестись, нужно идти до конца.


- Нам нужно развестись.
- Почему? Её голос на удивление звучал спокойно и мягко. Я не решился прямо ответить на такой вопрос, я не мог сказать ей, что безумно влюблён в Ольгу. Я не хотел причинять ей боль. Разговор не получился.
Не торопитесь уходить, или История, написанная жизнью

На следующий день, когда я поздно пришёл с работы, Юля что-то писала за столом. Я, молча, прошёл мимо, лёг в кровать и уснул. Весь вечер я провёл с Оленькой, и мне было невероятно хорошо. А утром Юля сама заговорила о разводе, но поставила несколько условий. Она попросила месяц отсрочки, на протяжении которого мы бы изображали обычную счастливую семью. И причины для этого были вполне уважительными: она не хотела будоражить нашего сына бракоразводным процессом, нервировать его, поскольку на носу были экзамены. Поэтому сыну лучше вообще ничего не знать о предстоящем разводе. Я не возражал, требование было вполне разумным. Правда, было ещё одно весьма странное пожелание. Юля хотела. Чтобы я каждое утро я выносил её из спальни на руках и нёс до входной двери. Очень странное условие, но я особо не возражал. Решение я уже принял, и никакие уловки на меня не могли подействовать.
В первое утро мы с Юлей выглядели смешно. Эти десять метров до двери я нёс её и чувствовал себя неуклюжим медведем. Правда, сына подобное представление развеселило. Он даже похлопал нам в ладоши. Вы вышли вдвоём из дома и отправились каждый в свою сторону на работу. И так продолжалось каждое утро. Для сына вынос мамы из спальни стал настоящим ритуалом. Он поджидал с нетерпением нашу процессию.
В одно утро, когда я нёс Юлю на руках, она нежно обняла меня за шею. Я крепко держал её, но чувствовал, что за этот месяц она сильно похудела. Вероятно, сказывались нервы. Она позвала сына к нам и притянула к себе. Сердце у меня сжалось. Мы вышли из дома втроём. Сын отправился в школу, а мы на работу. Пока я ехал, жизнь промчалась у меня перед глазами, и решение пришло само собой. Я выскочил из машины и поспешил к Ольге.
- Извини, но я не могу развестись.
Не торопитесь уходить, или История, написанная жизнью

Оля просто не поверила своим ушам. Со всей силы она ударила меня по лицу, вытолкала за дверь, и я услышал её плач. Я секунду постоял, спустился вниз и зашёл в цветочный магазин. Я заказал букет для жены и попросил написать, что только смерть разлучит нас. Я летел домой на крыльях, собираясь носить Юлю на руках каждое утро до самой старости. Улыбаясь, я влетел в квартиру, вот только меня никто не встречал. Я прошёл в спальню и увидел Юлю в постели. Она была мертва.
Позже я узнал, что у Юли был рак. Она долго болела, врачи не оставляли никакой надежды, но поскольку я всё время был занят Олей, я ничего не замечал, и Юля боролась сама, сколько ей хватило сил. Она знала, что умирает, поэтому и попросила этот месяц отсрочки. Для сына я остался хорошим отцом и любящим мужем.