Один старик переехал жить к своей дочери и зятю. Его руки дрожали, глаза плохо видели и он стал всех раздражать.

Очень мудрая притча. Один мужчина был вынужден переехать к своей дочери, её мужу и их маленькому сыну. Мужчина был очень стар, плохо видел, ...
Очень мудрая притча. Один мужчина был вынужден переехать к своей дочери, её мужу и их маленькому сыну. Мужчина был очень стар, плохо видел, у него постоянно тряслись руки и он ходил с трудом. Вся семья обедала за большим столом, но дрожащие руки дедушки и плохое зрение нарушали этот процесс. Он постоянно рассыпал еду по столу, приборы падали на пол, а напитки разливались на скатерть.

Дочь с зятем становились всё более злыми от этого, их стала раздражать любая мелочь. И решив что-то с этим сделать, так как их нервы были на пределе, они поставили для него маленький стол в углу столовой. Дедушка теперь питался там, в одиночестве, пока вся семья наслаждалась едой за большим столом.

Всё чаще мужчина стал случайно бить тарелки, после чего кормить его стали из деревянной миски. Если кто-то обращал на него внимание, то замечали, что всё чаще на его глазах стали появляться слёзы, из-за того, что он был так одинок.
И единственное, что он слышал от своей семьи, это замечания по поводу разлитого чая или уроненной ложки. Маленький мальчик, молча, смотрел на всё это. И вот в один из вечеров, перед тем как сесть ужинать, отец увидел, как мальчик игрался с кусочком дерева. Отец спросил: «Чем ты занят?». На что малыш ответил: «Я решил смастерить маленькую мисочку для вас с мамой, вы будете есть из неё, когда я стану взрослым».

Малыш, улыбаясь, продолжил играть. Но его слова так поразили родителей, что они не смогли ничего произнести. Горячие слёзы покатились с их глаз. Хоть они и не могли ничего сказать, всё и так было понятно.

В тот же момент дочь подошла к пожилому отцу и, взяв его за руку, усадила за общий стол. С того дня он всегда обедал и ужинал вместе со своей семьёй. И даже если у него что-то валилось из рук, или он снова проливал чай, никто и ничего ему не говорил. Их это больше не беспокоило.